новости библиотека новые книги ссылки карта проектов о сайте



Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

АРАБЫ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Первыми истолкователями и продолжателями работ Птолемея были арабские ученые. После захвата Александрии они ознакомились с Великим построением, уже в IX веке переведенным на арабский язык. Именно тогда название книги было переделано в Альмагест, причем выражение Megale (большой) было заменено словом Megiste (величайший). Под таким названием основное астрономическое произведение древности дошло до народов европейского средневековья.

Арабы не внесли существенных изменений во взгляды Птолемея, понимая, однако, необходимость дополнения теории движения планет новыми наблюдениями. Они прославились как мастера астрономических наблюдений.

Проблему движения планет арабы рассматривали мистически, и эту черту наряду со всеми достижениями арабской астрономии унаследовали европейские астрономы. Вместе с мистицизмом Европа перепяла от арабов многочисленные астрономические суеверия, неразрывно связываемые не только с наукой о движении планет, но и с медициной. Поэтому каждый астроном позднего средневековья был также и астрологом, чаще всего астрологом, чем астрономом, а нередко и врачом. Составляя таблицы движения планет, астрономы средневековья трудились, главным образом, для потребностей астрологии, но тем самым они способствовали и прогрессу астрономии в Западной Европе.

Следует отметить, однако, что развитие астрономии в средневековой Европе наступило сравнительно поздно. Это можно объяснить тем, что полудикие племена, заселившие огромные территории Римской империи, с их примитивной экономикой и низким уровнем общественного развития не нуждались в астрономии. Им достаточно было весьма скудных астрономических познаний, необходимых для составления календаря для сельского хозяйства, а также для плавания по морю вблизи берегов. Впрочем, календарь после реформы Юлия Цезаря был достаточно точен и вполне отвечал нуждам церкви и потребностям повседневной жизни. Что касается мировоззрения, то в течение многих веков главным источником сведений о строении и создании мира была Библия. Такие воззрения, господствовавшие в раннем средневековье, были шагом назад в сравнении с научными достижениями греков. И только в более позднем средневековье, по мере роста цивилизации в Европе, наступил определенный прогресс во взглядах на сущность мира.

По мере укрепления связей европейских народов с арабами, получили распространение более глубокие астрономические познания. Чрезвычайно важное значение для развития астрономии в Европе имел перевод Альмагеста с арабского языка на латинский, сделанный в 1175 году Герардом из Кремоны. Другим важным фактором развития астрономии в Европе была разработка астрономических таблиц, указывавших положение планет на небе. В результате наблюдений арабских астрономов стало возможно усовершенствование астрономических таблиц, составленных Птолемеем. Это сделал аз-Заркали (известный под именем Арзахель), составивший в Толедо около 1080 года астрономические таблицы, получившие название Толедских. В XII веке, переведенные Герардом из Кремоны на латинский язык, они стали известны во всей Центральной и Западной Европе.

Среди арабских ученых вновь возродилась теория гомоцентрических сфер. Это было связано с пробудившимся интересом к философии Аристотеля, причем к крупнейшим ее сторонникам принадлежал живший в XII веке в Испании Мухам-мад ибн-Рошд (Аверроэс). Как уже упоминалось выше, Аристотель одобрял теорию гомоцентрических сфер. В эпоху средневековья на рубеже XII и XIII столетий, новое ее понимание представил арабский астроном аль-Битруджи (Альпетрагиус). Он исходил из того, что природное вращательное движение небесных сфер направлено с востока на запад, при этом наиболее быстро движется сфера постоянных звезд, а сферы, расположенные ближе к З.емле, вращаются медленнее.

Хрустальные небесные сферы должны были наполнять мир, не оставляя свободных мест и в то же время взаимно соприкасаясь. Движение высших сфер передавалось ниже расположенным сферам. Согласно средневековым представлениям, мир не был велик, ибо сфера постоянных звезд, ограничивающая мир, должна была соприкасаться со сферой Сатурна. Наиболее детально эту модель построения мира разработал каирский астроном Ибн аль-Хайтам (Альхазен) на рубеже X и XI веков на основе труда Птолемея Гипотезы о планетах, написанного уже после подготовки Математического построения. Модель аль-Хайтама признавали астрономы позднего средневековья, и с этими концепциями Коперник познакомился во время учебы в Кракове.

Однако высочайшего расцвета астрономия достигла в странах ислама в XIII столетии, благодаря деятельности выдающегося азербайджанского астронома Насирэддина ат Туей (1201-1274), который основал астрономическую обсерваторию в Мараге к северу от озера Урмия, и там вместе с многочисленными приверженцами провел немало наблюдений. Особого внимания заслуживает тот факт, что Насирэддин, как и другие астрономы Ближнего Востока XIII и XIV веков, считал необходимым строго придерживаться принципа круговращения, что стало каноном в математической теории движения планет, созданной Коперником.

Экономические перемены позднего средневековья, связанные с развитием международной торговли и ростом производительных сил, вызвали потребность в развитии науки. Особенно нужна была астрономия в связи с развитием мореплавания. Астрономические таблицы, определяющие положение небесных тел, были необходимы для определения местонахождения на Земле и для определения времени. В уточнении положения небесных тел нуждалась и астрология.

Такого рода астрономические таблицы были составлены в XIII столетии по приказу испанского короля Альфонса X и посему получили название Альфонсинских таблиц. Они служили для определения положения планет и заменили арабские Толед-ские таблицы, составленные в XI веке. Переработанные наново в Париже в XIV столетии, они стали основным пособием для астрономов и астрологов. С разными дополнениями они кружили по всей Европе, а с 1483 года их начали печатать под названием таблиц короля Альфонса (Tabulae Alphon-si Regis).

Все большее распространение среди астрономов и математиков стал получать Альмагест. Его латинский перевод, сделанный Герардом из Кремоны и широко распространенный среди ученых в списках, был, однако, весьма несовершенен. Поэтому ознакомление в XV веке с оригинальным греческим текстом Альмагеста внесло заметное оживление в область астрономических исследований, связанное с именами двух немецких астрономов: Георга Пурбаха (1423-1461) из Вены и его ученика Иоганна Мюллера (1436-1476), прозванного Региомон-таном, крупнейшего астронома второй половины XV столетия. Пурбах интересовался теорией движения планет и посвящал этой проблеме лекции в Венском университете, в принципе исходя из воззрений Ибн аль-Хайтама. Его учебник Theoricae novae planetarum пользовался всеобщим признанием и комментировался в многочисленных университетах, а особенно в Кракове.

В 1460 году Пурбах приступил к написанию сокращения Альмагеста Птолемея. Начатый им труд завершил Иоганн Мюллер. Сочинение это, под названием Epytome in Almagestum Ptolemaei, издано впервые в 1496 году, через 20 лет после смерти Региомонтана. Кратко его называем Эпитомой. Оно содержало изложение Альмагеста с добавлением комментариев и явилось основным источником сведений о птолемеевской системе мироздания. Именно по этой книге Николай Коперник познакомился с содержанием учения Птолемея, ибо полностью Альмагест Птолемея был напечатан только в 1515 году.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://12apr.su/ "12APR.SU: Библиотека по астрономии и космонавтике"