новости библиотека новые книги ссылки карта проектов о сайте



Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зачарованная Земля смотрит в Космос

Заветный день приближался. На космодроме, измерительных пунктах и в Координационно-вычислительном Центре все было готово к "работе". Почему это слово взято в кавычки? Дело в том, что с чьей-то легкой руки в Центре этим коротким, емким и, откровенно говоря, несколько будничным словом стали называть ту часть деятельности людей, которая связана непосредственно с управлением полетами космических аппаратов. А весь комплекс важных подготовительных мероприятий - сложные математические вычисления, разработка технической документации, частные и комплексные тренировки - вроде бы само собой разумеющееся дело. Хотя все прекрасно понимали, что от качества подготовки всецело зависит успех любого космического эксперимента, тем не менее долгие годы работой продолжали называть лишь управление полетом спутников. Так и говорили: "В отделе никого нет - все на работе".

...Итак, все было готово к работе. В КВЦ еще раз уточнили задачи и состав оперативных групп. Одной предстояло заниматься анализом и оценкой результатов измерений параметров орбиты, приведением их в вид, удобный для дальнейших расчетов; другая группа по ним должна была определять орбиту и прогнозировать движение спутника. На третью группу возлагался расчет целеуказаний, т. е. данных о времени и направлении движения спутника в зонах действия радиотехнических и оптических средств слежения, а также над крупнейшими городами всех континентов. Эти сведения намечалось передавать по широковещательным радиостанциям и публиковать в газетах, чтобы ученые, радиолюбители и миллионы жителей планеты могли наблюдать за полетом первенца космической эры. Одной из групп поручили обработку и анализ данных о распространении радиоволн, результатов ионосферных измерений. Другие группы отвечали за работу системы единого времени и связи Центра с космодромом и пунктами слежения. Планировалась круглосуточная работа всех групп.

Своеобразным филиалом КВЦ на космодроме стала выехавшая туда за несколько дней до старта группа научных сотрудников института во главе с заместителем директора. В нее входили всего-навсего четыре человека, а работать они тоже должны были круглосуточно. Им выделили небольшую комнатушку в деревянном бараке, установили в ней по паре столов и стульев и телефонные и телеграфные аппараты для связи с КВЦ и несколькими измерительными пунктами. После запуска спутника группа была обязана постоянно знать о его состоянии и местоположении и регулярно информировать об этом Государственную комиссию, технического руководителя С. П. Королева, а также М. В. Келдыша, других ученых и конструкторов, рабочие комнаты которых находились поблизости.

Думается, нет необходимости подробно рассказывать читателям о старте первой космической ракеты-носителя: о грохоте и пламени ее двигателей, о чуть замедленном отрыве от стартовой установки и затем стремительном разгоне ракеты, быстро превращающейся на фоне черного казахстанского неба из огненного шара с "лисьим хвостом" во все уменьшающуюся и, наконец, исчезающую в космической бездне звездочку. За годы космической эры старты Байконура многократно описаны и хорошо известны читателям по впечатляющим телевизионным репортажам.

После ухода во Вселенную "пээсика" (так нежно в КБ Королева называли первый спутник по его сокращенному обозначению в документации - ПС-1,т. е. простейший спутник), когда бурный восторг присутствующих от безупречно прошедшего старта несколько стих, утомленный и счастливый Королев подошел к руководителю командно-измерительного комплекса и сказал:

- Ну, товарищ Витрук, теперь все дело за вами с Агаджановым. Как думаете, сработает ваше "хозяйство"?

- Сработаем как надо. Не подведем, Сергей Павлович!

- Будем надеяться, - улыбнулся Королев.

А в этот поздний вечер за тысячи километров от космодрома, в зале управления КВЦ царило приподнятое и даже торжественное настроение, входили все новые именитые ученые - руководители КБ и НИИ. У стола с разложенной на нем картой мира стояли Г. А. Конкин и А. П. Романов, гордые тем, что именно по этой карте все находящиеся в зале будут следить за движением спутника. А у аппаратуры для записи его сигналов заботливо хлопочет инженер И. И. Горбачев. И. Л. Геращенко опекал аппаратуру "Бамбук", весело подмигивающую разноцветными огоньками. Лукич, как его все называли в отделе, солидно разъяснял гостям суть и значение системы единого времени в предстоящем запуске и полете спутника. Первую смену баллистиков возглавлял В. Д. Ястребов. Это его смене предстояло ответить на главные вопросы после запуска спутника: какова его орбита, близка ли к расчетной, не врежется ли "пээсик" в плотные слои атмосферы и не сгорит ли на первых витках?

Тем временем гости все прибывали. Приглушенный гул голосов мгновенно затихал, как только в динамиках слышались какие-либо сообщения.

- На космодроме, - донеслось по громкой связи,- объявлена 15-минутная готовность.

Напряжение в зале нарастало. В динамиках послышалась одна из заключительных предстартовых команд. Это означало, что ракета уже полностью готова к пуску. Зал замер в ожидании. Казалось, время остановилось. Из динамиков доносились какие-то далекие шорохи и характерный для дальних линий связи негромкий звуковой фон. Такое напряженное ожидание всем участникам космических запусков предстояло переживать еще много - много раз. Но тогда, в ночь с 3 на 4 октября 1957 г. оно было особенным, ни с чем не сравнимым, как, впрочем, все, что происходило в эти часы и минуты на космодроме и здесь, в зале Координационно-вычислительного центра. И вот оно, наконец, заветное слово: "Старт!!!" Зал всколыхнуло. Несмотря на тесноту люди ухитрялись обниматься, трясти друг друга за плечи, восторженно хлопать в ладоши. Но главные события в космосе еще не произошли: отделение "шарика" от последней ступени ракеты-носителя и выход его на орбиту искусственного спутника Земли. В ожидании сообщений об этом зал снова затих. И вот воцарившуюся тишину нарушил задорный и звонкий писк новорожденного - первенца космической эры: в динамиках раздались вскоре ставшие знаменитыми радиосигналы "бип-бип-бип-бип". Они вызвали бурю ликования здесь, в КВЦ, и там, на космодроме. Обнимались и целовались знакомые и незнакомые, а на старте, как потом говорили, кое-кто даже пустился в пляс.

Но баллистикам первых радиосигналов было явно недостаточно. Им нужно было получить измерительные данные с наземных пунктов, рассчитать по ним фактическую орбиту и прежде всего период обращения.

"Хотелось поскорее убедиться, - вспоминает руководитель первой баллистической смены, - что спутник выведен на орбиту, близкую к расчетной, и что после одного-двух витков он не прекратит своего существования. Через несколько минут мы узнали, что "объект" прошел над последним на территории нашей страны измерительным пунктом - камчатским. А на "той стороне" Земли, как известно, наших средств слежения тогда не было. Потянулись томительные минуты... И вдруг совершенно неожиданно для нас одна из станций слежения дала пеленг на спутник, который, по нашим предварительным расчетам, должен был в эти минуты пролетать над южной Африкой. Самое поразительное заключалось в том, что этот пеленгатор находился в Заполярье! Но вот его данные подтвердили другие наши станции слежения. Значит, "голосок" у новорожденного довольно громкий. Мы быстро рассчитали период обращения спутника. Он оказался равным 95 минутам. Высота орбиты в перигее первоначально была 228 км, в апогее - 947. Все это означало, что спутник выведен на надежную орбиту и ему обеспечена достаточно продолжительная жизнь. Вот теперь уже вполне обоснованно могли ликовать и баллистики, что мы незамедлительно и сделали. С пунктов непрерывным потоком продолжали поступать измерительные данные, и мы, поостыв от первых восторгов, вернулись к своим обязанностям".

Параметры орбиты немедленно передали на радио и в ТАСС, где их внесли в заранее составленный текст сообщения "О запуске первого искусственного спутника Земли".

"...Согласно расчетам, которые сейчас уточняются прямыми наблюдениями, - разносили тассовские телетайпы и радио на весь мир, - спутник будет двигаться на высотах до 900 километров над поверхностью Земли; время одного полного оборота спутника будет 1 час 35 минут, угол наклона орбиты к плоскости экватора равен 65°...

Спутник имеет форму шара диаметром 58 см и весом 83,6 кг. На нем установлены два радиопередатчика, непрерывно излучающие радиосигналы с частотой 20,005 и 40,002 мегагерц (длина волны около 15 и 7,5 метра соответственно)...

Научные станции, расположенные в различных точках Советского Союза, ведут наблюдения за спутником..."

В то самое время, когда передавалось сообщение ТАСС, на космодроме возник стихийный митинг. На нем выступил взволнованный Главный конструктор, фамилия которого ни в сообщениях ТАСС, ни в газетах тогда не упоминалась.

- Штурм космоса начался, - с подъемом говорил Сергей Павлович. - Мы можем гордиться, что его начала наша Родина...

В заключение речи, обращаясь к создателям ракеты, спутника, космодрома и командно-измерительного комплекса, Королев душевно произнес:

Большое русское спасибо всем!

Через несколько часов после митинга в комнату, где работал "филиал" КВЦ, поспешно вошел один из руководителей космодрома и сказал, что Главный просит доложить, где сейчас пролетает спутник и как дела на борту. И добавил, уходя:

- Там Мстислав Всеволодович, Василий Михайлович, словом, все начальство. Давайте скорее карту...

Ответственный дежурный провел по ней пальцем и сказал, что по данным, только что полученным из КВЦ спутник сейчас пролетает вот здесь.

- Ты, что же, и там, у начальства, будешь по карте пальцем водить?..

Никаких средств отображения космической обстановки тогда еще не было, об этом только мечтали. А тут даже простой указки под руками не оказалось. Молчание явно затягивалось. Вдруг один из сотрудников заговорщически улыбнулся, позвенел в кармане мелочью и торжественно возложил на карту обыкновенную монету.

- И по форме, и по цвету, как "пээсик", - пояснил он и, обращаясь к ответственному добавил: - Смотри, чтобы "спутник" был все время гербом вверх!

Руководители полета отметили находчивость "дежурного по орбите".

В те памятные дни страна собиралась торжественно отметить 40-летие Великого Октября. И это придавало особую значимость всей работе по подготовке за пусков и управлению полетами первых наших спутников. В коллективах КИКа царил необычайный подъем. Но, откровенно говоря, никто тогда не предполагал, что первые космические старты вызовут такой восторженный отклик в нашей стране и во всем мире.

После запуска первого спутника и второго, с собакой Лайкой на борту, в Центр управления пошел поток писем, телеграмм и даже .... посылок. Адрес на всех был один "Москва. Спутник". Авторы писем восхищались выдающимися достижениями Страны Советов, горячо поздравляли Коммунистическую партию, советский народ и непосредственных участников создания, запусков и управления полетами первых в мире спутников с открытием дороги в Космос. Среди авторов было много коллективных - партийные и комсомольские собрания и конференции, заводы, колхозы и учебные заведения.

В сообщении ТАСС о запуске Первого спутника говорилось, что полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т. п.). И миллионы жителей Земли выходили холодными осенними зорями из своих домов, чтобы самим увидеть "новую Луну".

В посылках, которых Центр получил тогда более трехсот, были кино- и фотоснимки спутников, магнитные ленты с записями их радиосигналов, другие материалы наблюдений, выполненных коллективно во многих институтах, техникумах, школах, радиоклубах. Особенно ценными оказались материалы из Ленинграда, Хабаровска, Магадана. Присылали донесения и радиолюбители. Один из них - ленинградец С. М. Михеев - отправил около двухсот радиодонесений. Эти материалы дополняли и обогащали результаты плановых измерений и наблюдений, выполненных техническими средствами КИКа и Министерства связи СССР, оптическими пунктами Астросовета АН СССР, ионосферными и пеленгаторными станциями.

Более тысячи писем и телеграмм поступило из-за рубежа, Граждане братских стран писали о преимуществах социалистического строя, позволяющих невиданными темпами развиваться науке, технике, производству.

Писем было так много, что с Главпочтамта в Центр их возили буквально мешками. За неполных два месяца - с 5 октября по 30 ноября 1957 г. - их поступило 86 645! Они отражали огромное впечатление, которое произвели первые в мире советские спутники на жителей всех континентов планеты. Зачарованная Земля с восторгом смотрела в космос...

Наш первый спутник активно работал в космосе три недели, а как искусственное небесное тело просуществовал на орбите в течение 92 суток, совершив 1400 оборотов вокруг Земли и преодолев около 60 млн. км своего звездного пути. С его помощью были впервые получены данные о плотности верхней атмосферы планеты, распространении радиоволн в ионосфере и проверены на практике теоретические расчеты и основные технические решения, заложенные в конструкцию ракетно-космического комплекса.

Дорога во Вселенную была открыта!

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://12apr.su/ "12APR.SU: Библиотека по астрономии и космонавтике"