новости библиотека новые книги ссылки карта проектов о сайте



Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава I. Циолковский и Гагарин


"Теперь представьте, - сказал русский, немного помолчав, - снаряд, устремляющимся к небу; сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, наконец он пропадает из виду, он отрешился от всего земного"1

1 (Все эпиграфы взяты из книги К. Э. Циолковского "Вне земли")

Первого марта 1881 года по одной из набережных Петербурга летела роскошная карета. Вдруг наперерез ей метнулась какая-то фигура. Быстрый взмах руки - и в карету летит ручная бомба. Грохот взрыва, свистки полицейских, еще взрыв, и все уже кончено... Это по приговору исполнительного комитета партии "Народная воля" был казнен русский император Александр II. Изготовил бомбу, которой был уничтожен царь, бывший студент Медико-хирургической академии Николай Иванович Кибальчич. 17 марта 1881 года он был арестован и заключен в Петропавловскую крепость...

Приговоренный к смерти, ожидая казни, молодой революционер не думал ни о неудобствах своего жилья, ни о скорой смерти. Он готовил подарок человечеству - проект нового летательного аппарата, который должен был работать на принципе отдачи вытекающих из сопла газов.

Вполне понятно, что проект Кибальчича долгие годы истлевал в секретных архивах царской охранки, никто о нем не ведал вплоть до Октябрьской социалистической революции. Только через несколько десятилетий оказалось, что Кибальчич и Циолковский выдвинули аналогичную идею независимо друг от друга. Впоследствии, узнав о его проекте, Циолковский напишет: "Трогательно, что человек перед страшной казнью еще имеет силы думать о человечестве. Кибальчич не успел даже сделать каких-либо расчетов..."

Судьба революционера и ученого Николая Кибальчича - пример неразделимой связи науки и борьбы против бесправия и нищеты трудового народа. Гибель Николая Кибальчича и его товарищей-народовольцев потрясла двадцатичетырехлетнего Константина Циолковского. Он еще не представлял тогда, конечно, что погиб не только страстный революционер, но и замечательный ученый. Вместе с тем, чутьем, отличающим незаурядных людей, он угадал, что наука способна объединять человечество не только в достижении власти над природой, но и добра, справедливости, подлинного товарищества. Он хотел, чтобы земляне поверили в правдивую мечту о полете в пронизанное Солнцем космическое пространство, и потому, кроме научных классических трудов по ракетоплаванию, писал для народа популярные повести, способные приобщить каждого к делу всего человечества.

Легко представить слегка сутулую худощавую фигуру человека в очках, сидящего при тусклом свете за своим скромным письменным столом. Время от времени он мечтательно глядит на свет лампы и снова склоняется над школьной тетрадкой, в которой набрасывает повесть.

"Между величайшими отрогами Гималаев стоит красивый замок - жилище людей. Француз, англичанин, немец американец, итальянец и русский недавно в нем поселились. Разочарование в людях и радостях жизни загнало их в это уединение. Единственною отрадою их была наука. Самые высшие, самые отвлеченные стремления составляли их жизнь и соединяли их в братскую отшельническую семью. Они были баснословно богаты и свободно удовлетворяли все свои научные прихоти. Дорогие опыты и сооружения постоянно истощали их карманы, однако не могли истощить. Связь с миром ограничивалась этими сооружениями, для которых, конечно, требовались люди и люди, но как только все было готово, они снова погружались в свои изыскания и в свое уединение: в замке, кроме них, находились только служащие и рабочие, прекрасные жилища которых ютились кругом..."

Научно-фантастическая повесть Константина Эдуардовича Циолковского "Вне Земли" вышла в свет в Калуге в 1920 году. Избрав для своего повествования занимательную, по существу, художественную форму, великий ученый, который до Октябрьской революции был мало кому известен, высказал в своем произведении идею международного содружества исследователей космоса. Такой воображаемый коллектив в центре повести.

"Вне Земли" была написана Константином Эдуардовичем до революции. И с первых строк ее веет тем "разочарованием в людях и радостях жизни", которые неизбежно должен был испытать Циолковский, все проекты и предложения которого натыкались на бездушие и тупость царских чиновников. Наделяя своих героев несметными богатствами, которые они могли по своему усмотрению тратить на науку, он как бы призывает время, когда государство предоставит в распоряжение ученых средства, необходимые для научных исследований, для проникновения в космос, на то, чтобы выполнять "дорогие опыты и сооружения".

Время действия воображаемого полета интернациональной экспедиции Константин Эдуардович отнес к 2017 году. Группа ученых разных национальностей, построив космические корабли, отправляется в путешествие - сначала вокруг Земли, затем на Луну и, наконец совершает полет в пределах Солнечной системы. Ученый подробно рассказывает об условиях полета и жизни в ракетах, о "колониях" на искусственных спутниках Земли, о посещении Луны, астероида.

Итог жизни всякого человека во многом зависит от того, какой была эта жизнь, каковы впечатления его детства, чему посвятил отрочество, юность, какие идеи выносил в зрелые годы. Жизненный путь Константина Эдуардовича не был усеян розами. Мать он потерял в 13-летнем возрасте. Отец его, лесничий Эдуард Игнатьевич, вечно находившийся в разъездах по службе, не мог заниматься сыном. К тому же Костя зимой 1867 года заболел скарлатиной и в результате осложнения стал плохо слышать. Глухота помешала учиться в гимназии. "Это углубляло меня в самого себя, заставляло искать великих дел, чтобы заслужить одобрение людей...", писал впоследствии Циолковский. Будучи подростком, он самостоятельно овладевает знаниями, много читает и, не ограничиваясь обязательной учебной программой, ставит многочисленные практические опыты. Необходимые приборы он часто изготовлял сам, так как владел столярными, слесарными и другими инструментами, набор которых держал всегда под рукой. Он сооружал действующие модели паровых машин, самодвижущиеся коляски, ветряные мельницы, насосы. Без посторонней помощи юноша успешно освоил арифметику, геометрию, начальную алгебру, физику и другие предметы. Эдуард Игнатьевич радовался способностям сына и решил направить его в Москву, надеясь, что тот сумеет поступить в техническое училище. Пообещал высылать ему 15 рублей в месяц.

Рис. 1. Основоположник космонавтики К. Э. Циолковский в своем рабочем кабинете
Рис. 1. Основоположник космонавтики К. Э. Циолковский в своем рабочем кабинете

Поступить в училище Константин, однако, не смог, но все три года, проведенные в Москве, настойчиво и напряженно занимался самообразованием. Экономя свои весьма ограниченные средства, которые шли главным образом на опыты и учебные пособия, он очень плохо питался, иногда месяцами не имел ничего, кроме черного хлеба с водой. Когда он возвратился из Москвы в Вятку к родным, они были поражены его видом. Впоследствии Циолковский писал в своей автобиографии: "Дома обрадовались, только изумились моей черноте. Очень просто: я "съел" весь свой жир". Изнурительный образ жизни сказался на зрении. Константин надел очки, с которыми уже не пришлось расстаться никогда.

В 1878 году семья Циолковских из Вятки переехала в Рязань. Константину Эдуардовичу в это время шел 21-й год. В Рязани он соорудил центробежную машину, с помощью которой производил опыты над цыплятами, чтобы определить, какое воздействие на организм животного оказывает ускорение силы тяжести. Эти опыты показали, что пятикратное ускорение не причиняло подопытным животным никакого вреда.

В Рязани Циолковский осуществил свое намерение - стать школьным учителем. Выдержав экстерном установленный экзамен, он в начале 1880 года отправился в Боровск Калужской губернии, куда был назначен учителем арифметики и геометрии в начальном уездном училище.

С тех пор вся жизнь и деятельность К. Э. Циолковского связана с калужской землей. В Боровске, а затем в Калуге Константин Эдуардович усердно учительствует и одновременно занимается научной работой в области воздухоплавания, авиации и космонавтики.

Очевидно справедливо замечание, что все великое просто. Из простого внешне опыта рождаются порой открытия огромного значения. Казалось бы, что может быть особо важного в статье Константина Эдуардовича под названием "Как предохранить хрупкие и нежные вещи от толчков и ударов", тем более, что в ней содержались рекомендации, как провести один нехитрый опыт. В чем он состоял?

Свежее куриное яйцо помещается в жестяную банку с водой. Банку запаивают. Яйцо остается неповрежденным, даже если бросить банку с высоты или сильно ударить. Таким образом, полагал Циолковский, можно будет в значительной степени защитить экипажи будущих космических кораблей от вредного действия ускорения силы тяжести. Каждый мог проверить на опыте справедливость предположения учителя. Ученик проделывал опыт, он удавался, это наводило его на размышления, далеко уходящие за пределы обычных учебных программ и представлений того времени. Происходила медленная, но неуклонная перестройка сознания, которая через годы должна была привести к коренным изменениям в научно-технических возможностях человечества.

Продолжая совершенствовать идеи о целях и методах исследования космического пространства, Циолковский пишет научно-фантастическое произведение "Грёзы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения", которое было издано в Москве в 1895 году. Здесь он впервые говорит об искусственном спутнике Земли: "Воображаемый спутник Земли, вроде Луны, но произвольно близкий к нашей планете, лишь вне пределов ее атмосферы, значит верст за 300 от земной поверхности, представит, при очень малой массе, пример среды, свободной от тяжести".

Верст за 300 от земной поверхности! А не есть ли это та самая высота, на которой в наши дни пролетают вокруг Земли пилотируемые космические корабли? Да, это так.

Но не только высоту пролегания орбиты сумел предсказать на исходе прошлого века Константин Эдуардович. Он вычислил и скорость, с которой должен лететь корабль по орбите вокруг Земли. "...Эта скорость должна доходить до 8 верст в 1 секунду", - написал он в тех же "Грёзах о Земле и небе..." Такова как раз скорость, с которой движутся ныне по орбите космические корабли.

...Есть люди, над которыми не властно время. И чем дальше уходят в прошлое даты их жизни, тем все более весомо и зримо ощущаются плоды их замыслов и деяний. К таким людям относится и наш соотечественник, гениальный теоретик межпланетных сообщений Константин Эдуардович Циолковский.

Тысячелетиями человек мечтал о проникновении в безбрежные просторы Вселенной, но лишь русский самородок научно, математически обосновал возможность порвать путы земного притяжения и выйти в космос.

"Основной мотив моей жизни: сделать что-нибудь полезное для людей, не прожить даром жизнь, продвинуть человечество хоть немного вперед, - писал Циолковский. - Вот почему я интересовался тем, что не давало мне ни хлеба, ни силы, но я надеюсь, что мои работы, может быть скоро, а может быть в отдаленном будущем дадут обществу горы хлеба и бездну могущества".

Этому кредо великий ученый-гуманист следовал всю свою жизнь. Он имел мирные и высокие цели: "завоевать Вселенную для блага человечества, завоевать пространство и энергию, испускаемую Солнцем".

В тяжелейших условиях царской России, не имея почти никакой поддержки от правительственных учреждений, К. Э. Циолковский разработал стройную теорию реактивного движения, которая на многие десятилетия предвосхитила развитие науки в этой области. В 1903 году появилась его знаменитая монография "Исследование мировых пространств реактивными приборами", которая впоследствии им не раз дополнялась.

Калужский поэт Борис Обновленский отобразил величие этих идей Циолковского такими стихами:

Мысль о первом космическом плане 
Родилась на просторах Оки. 
Мы гордимся, что мы - калужане, 
Дерзновенной мечты земляки!

В осуществлении своих космических замыслов Константин Эдуардович возлагал большие надежды на молодежь. Знаменательно в этом отношении его письмо, опубликованное в 1934 году в "Комсомольской правде". Сообщая о том, что к нему часто обращаются молодые изобретатели, работающие над реактивными приборами и аэропланами, ученый-патриот писал: "Мы должны понимать наше будущее и будущее своих изобретателей. Мы должны работать во имя нашей славной Родины, вы, молодые друзья, должны гордиться Родиной так же, как горжусь ею я, старик. Большую часть своих лет я работал при темном царизме, в тяжелых условиях. Окружающая меня среда к изобретателям относилась отрицательно, недружелюбно. Мои печатные труды не замечались. Только наша Советская власть отнеслась ко мне человечно. Новая и настоящая Родина создала мне условия для жизни и работы. Я горжусь своей страной, да, горжусь! Комсомольцы и молодежь, учитесь еще больше. Делайте это с радостью, ни на один час не забывайте о будущем нашей великой Родины".

Когда Константин Эдуардович писал эти строки, он уже знал, что над реализацией космических идей работает немало его учеников и последователей. Мы еще расскажем о них ниже, а сейчас назовем хотя бы Сергея Павловича Королева, ставшего впоследствии выдающимся конструктором ракетно-космических систем, и Валентина Петровича Глушко, много сделавшего по созданию отечественного ракетного двигателестроения.

Вспоминаются слова С. П. Королева, сказанные им осенью 1957 года на торжественном заседании в Москве, посвященном 100-летию со дня рождения К. Э. Циолковского. Это было накануне запуска первого искусственного спутника Земли, возвестившего всему миру о начале космической эры.

"Научное наследие Циолковского, переданное большевистской партии и Советской власти, - говорил тогда Сергей Павлович, - не пылится в архивах и не воспринимается догматически, а принято нами на вооружение, творчески развивается советскими учеными.

В настоящее время, видимо, еще невозможно в полной мере оценить все значение научных идей и технических предложений Константина Эдуардовича Циолковского, особенно в области проникновения в межпланетное пространство.

Время иногда неумолимо стирает облики прошлого, но идеи и труды Константина Эдуардовича будут все больше и больше привлекать к себе внимание по мере дальнейшего развития ракетной техники.

Рис. 2. К. Э. Циолковский на прогулке в пригородном Калужском бору
Рис. 2. К. Э. Циолковский на прогулке в пригородном Калужском бору

Константин Эдуардович Циолковский был человеком, жившим намного впереди своего века, как и должен жить истинный и большой ученый".

Циолковскому воздвигнуты памятники из мрамора и бронзы. Его именем названы всемирно известный Государственный музей истории космонавтики в Калуге, улицы ряда городов и поселков, совхозы и колхозы, морские суда и учебные заведения. Имя основоположника космонавтики носят теперь кратер на обратной стороне Луны и одна из малых планет Солнечной системы.

Но лучшим памятником гениальному русскому ученому стали великие космические свершения советского народа. Это и искусственные спутники Земли, которых люди научили предсказывать погоду и транслировать телевизионные передачи с одного конца земного шара на другой, и космические корабли, с борта которых ученые-космонавты исследуют природные ресурсы нашей планеты, сообщают, хороши ли всходы пшеницы и сколько рыбы в водоемах, а также не грозит ли какой-либо стране тайфун или иное стихийное бедствие. Это и межпланетные автоматические станции, исследующие тайны других небесных тел, и орбитальные долговременные научно-исследовательские комплексы со сменяемыми экипажами - прообраз тех "эфирных поселений", которые различал сквозь даль времен замечательный провидец будущего Константин Эдуардович.

Попробуем же вместе с ним совершить несколько настоящих путешествий вне Земли.

"Мы сообщили Земле все, что с нами происходило, что мы чувствовали и что здесь нашли".

- Через несколько минут могучий космический корабль унесет меня в далекие просторы Вселенной. Что можно сказать вам в эти последние минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито, что сделано прежде, было прожито и сделано ради этой минуты... Быть первым в космосе, вступить один на один в небывалый поединок с природой - можно ли мечтать о большем? Но вслед за этим я подумал о той колоссальной ответственности, которая легла на меня. Первым совершить то, о чем мечтали поколения людей, первым проложить дорогу человечеству в космос... Назовите мне большую по сложности задачу, чем та, что выпала мне. Это ответственность не перед одним, не перед десятками людей, не перед коллективом. Это ответственность перед всем советским народом, перед всем человечеством, перед его настоящим и будущим. И если тем не менее я решаюсь на этот полет, то только потому, что я коммунист, что имею за спиной образцы беспримерного героизма моих соотечественников - советских людей. Я знаю, что соберу всю свою волю для наилучшего выполнения задания. Понимая ответственность задачи, я сделаю все, что в моих силах, для выполнения задания Коммунистической партии и советского народа. Счастлив ли я, отправляясь в космический полет? Конечно, счастлив. Ведь во все времена и эпохи для людей было высшим счастьем участвовать в новых открытиях. Мне хочется посвятить этот первый космический полет людям коммунизма - общества, в которое уже вступает наш советский народ и в которое, я уверен, вступят все люди на Земле. Сейчас до старта остаются считанные минуты. Я говорю вам, дорогие друзья, до свиданья, как всегда говорят люди друг другу, отправляясь в далекий путь. Как бы хотелось вас всех обнять, знакомых и незнакомых, далеких и близких! До скорой встречи!

В каждом слове этой исповеди Юрия Алексеевича Гагарина заложено глубокое понимание первым полпредом Земли в космосе своей вселенской, глобальной, общечеловеческой миссии.

Уйдя из жизни, Юрий Гагарин продолжает жить среди нас. Он незримо присутствует, когда Земля провожает в очередной рейс экипаж космического корабля. Он находится среди встречающих героев после их возвращения из космоса. Его изваяние стоит в самом центре Звездного городка, находящегося в лесистой местности под Москвой, - городка, где находится Центр подготовки космонавтов. В другой его половине живут с семьями космонавты. У них есть свой Дом культуры с кинозалом и библиотекой, музей, где собраны реликвии всех полетов. В одном из залов музея стоит подлинное кресло космонавта, такое, в котором один из них сидел в кабине космического корабля во время полета. Запечатлены те самые слова, которые мы привели выше: "Вся моя жизнь кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито, что сделано прежде, было прожито и сделано ради этой минуты".

...От улыбки его теплели сердца людей на всей планете. Доказав возможность полета человека в космос, на деле показав, что предвидение Циолковского правильно, мудро и реалистично, Гагарин подвинул стрелки истории на несколько десятилетий вперед. В "окно", прорубленное им в космос, пилоты выводили все новые и новые корабли.

Когда 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин полетел в космос, мы - научные журналисты ТАСС, передали всем газетам страны и всем радиостанциям мира его короткую биографию. Итак, ему было 27 лет. Родился Юрий в селе Клушино Гжатского района Смоленской области. В 1951 году окончил ремесленное училище литейщиков под Москвой, в 1955 - Саратовский индустриальный техникум и одновременно школу аэроклуба, а в 1957 году - Чкаловское военно-авиационное училище летчиков. С 1960 года - в отряде космонавтов.

Такова первая протокольная справка, вместившая 27 лет жизни первого космонавта планеты. Но может ли она отразить то, о чем думал, о чем мечтал деревенский паренек, которого товарищи особенно любили за доброту, искренность, выручку. Мать Юры, Анна Тимофеевна, на много лет пережившая своего сына и силой духа оказавшаяся достойной его, показывала его письма юношеских лет, от которых веяло нежностью.


Будучи учащимся техникума, он в одном из них писал матери:

"Мама! Я люблю тебя. Люблю твои руки, большие и ласковые, люблю морщинки у твоих глаз и седину в твоих волосах... Никогда не беспокойся обо мне".

...Что нас всего больше поражало при встречах с Юрием Алексеевичем - его исключительная скромность и простота, душевное расположение к собеседникам. Однажды, во время поездки в Каир, ему задали там такой вопрос: "Не смущает ли вас, мистер Гагарин, слава, которой окружено ваше имя?" Первопроходец звездных трасс ответил:

- Это не моя личная слава. Разве я мог бы проникнуть в космос, будучи одиночкой? Тысячи советских людей трудились над постройкой ракеты и космического корабля, на котором мне поручили полет. И этот полет - триумф коллективной мысли, коллективного труда тысяч советских рабочих, инженеров, ученых. Это слава нашего народа.

И еще один характерный штрих. Сразу после возвращения из своего легендарного полета Гагарин стал готовить к новому выходу в космос своего дублера Германа Титова, говоря при этом: "Герман тренирован так же, как и я, и наверное способен на большее. Может быть, его не послали в первый полет, приберегая для второго, более сложного".

Так мог сказать только человек чистой души и величайшей скромности. А академик Сергей Павлович Королев, давший Гагарину путевку в космос, следующим образом отзывался о нем:

- Юра - олицетворение вечной молодости нашего народа... В нем счастливо сочетаются природное мужество, аналитический ум, исключительное трудолюбие. Если он получит надежное образование, то мы услышим его имя среди самых громких имен советских ученых.

Где же истоки, которые привели скромного деревенского паренька, а потом рабочего сначала в авиацию, а затем в отряд космонавтов? Учась в Саратовском техникуме и одновременно занимаясь в аэроклубе, Юрий увлекся трудами К. Э. Циолковского и выступил на физическом кружке с докладом о его идеях по завоеванию космического пространства. Впоследствии он так вспоминал об этом:

- Циолковский перевернул мне всю душу. Это было посильнее и Жюля Верна, и Герберта Уэллса, и других научных фантастов. Все сказанное ученым подтверждалось наукой и его собственными опытами. К. Э. Циолковский писал, что за эрой самолетов винтовых придет эра самолетов реактивных. И они уже летали в нашем небе. К. Э. Циолковский писал о ракетах, и они уже бороздили стратосферу. Словом, все предвиденное гением К. Э. Циолковского сбывалось. Должна была свершиться и его мечта о полете человека в космические просторы. Свой доклад я закончил словами Константина Эдуардовича: "Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство"... И может быть, именно с этого дня у меня появилась новая "болезнь", которой нет названия в медицине, - неудержимая тяга в космос. Чувство это было неясное, неосознанное, но оно уже жило во мне, тревожило, не давало покоя.

Путь в космос лежал через авиацию. Радость первых самостоятельных полетов Гагарин испытал в аэроклубе. Затем учеба в военном авиационном училище, служба на Дальнем Севере. Они стали подлинной школой закалки, мужества и летного мастерства будущего космонавта. Между тем, страна уже вступила в космическую эру. Один за другим стартовали искусственные спутники Земли, советская космическая ракета обогнула Луну, сфотографировала ее невидимую часть и передала изображение на Землю. Гагарин подает рапорт о зачислении кандидатом в космонавты.

"При отборе интересовались биографией, семьей, товарищами, общественной деятельностью, - рассказывал потом Ю. А. Гагарин. - Оценивали не только здоровье, но и культурные и социальные интересы, эмоциональную стабильность. Для полета в космос искали горячие сердца, быстрый ум, крепкие нервы, несгибаемую волю, стойкость духа, бодрость, жизнерадостность. Хотели, чтобы будущий космонавт мог ориентироваться и не теряться в сложной обстановке полета, мгновенно откликаться на ее изменения и принимать во всех случаях только самые верные решения".

Всем этим качествам отвечали Юрий Гагарин и его товарищи по отряду космонавтов - Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Владимир Комаров, Павел Беляев, Алексей Леонов и другие летчики первого космического призыва.

И вот, после длительных тренировок, 12 апреля 1961 года был дан старт первому полету человека в безбрежные просторы Вселенной. Судя по воспоминаниям Ю. А. Гагарина, он многое пережил и ощутил из того, что прозорливо описал в своих научных трудах о космических полетах Константин Эдуардович Циолковский. В Государственном музее истории космонавтики в Калуге бережно хранится бортовой журнал, который вел на корабле "Восток" первый космонавт Планеты. Записи этого исторического документа говорят о том, что человек может не только жить, но и работать в условиях невесомости.

У советских космонавтов стало традицией перед каждым полетом приходить на Красную площадь, к Ленину, чтобы почерпнуть вдохновение для новых подвигов во имя Родины, а при возвращении - посетить старинный русский город на Оке, где жил и творил Циолковский, чтобы мысленно отчитаться перед "отцом космонавтики" о претворении в жизнь его идей. Начало этой традиции положил коммунист Юрий Алексеевич Гагарин.

Вспоминается летний день 13 июня 1961 года. Ступив на калужскую землю, первый разведчик Вселенной раньше всего направился в старинный липовый парк, где под трехгранным обелиском покоится К. Э. Циолковский. Возложив на его могилу венок из живых цветов, Юрий Алексеевич долго стоял в глубоком молчании, чтя память великого подвижника науки. Потом Ю. А. Гагарин заложил первые камни в основание музея истории космонавтики имени К. Э. Циолковского, выступил на многолюдном митинге, где ему был вручен диплом Почетного гражданина Калуги. Выразив сердечную благодарность землякам Циолковского, он сказал:

- Много еще впереди смелых полетов в космос, и все наши космонавты будут приезжать в этот близкий их сердцу город, воздавая должное тому, кто первым из людей в своих дерзких планах, в чертежах проложил нам путь к звездам.

Позже Юрий Алексеевич еще не раз бывал на калужской земле, интересуясь жизнью и деятельностью К. Э. Циолковского. В один из своих приездов он записал в книге посетителей мемориального дома-музея такие строки: "Очень счастлив, что мне первому удалось осуществить мечту Циолковского, завершить труд многих тысяч людей, готовивших первый полет человека в космос. Для нас, космонавтов, пророческие слова Циолковского об освоении космоса всегда будут программными, всегда будут звать вперед".

Всего 108 минут продолжался звездный рейс первого космонавта Планеты. Ныне его последователи многие месяцы работают на околоземной орбите, продолжая эстафету космических подвигов, осуществляя гениальные замыслы Циолковского и других замечательных ученых и изобретателей.

Здесь уместно рассказать о плеяде выдающихся деятелей советской науки и техники - единомышленников, учеников и последователей К. Э. Циолковского, которые внесли большой вклад в становление и развитие отечественной космонавтики.

Одним из пионеров ракетной техники был уроженец Риги, талантливый ученый и инженер, автор ряда трудов по теории космических полетов Фридрих Артурович Цандер (1887 - 1933). В начале 30-х годов он создал первый советский опытный реактивный двигатель ОР-1. Ему принадлежит и оригинальный проект межпланетного корабля - аэроплана, о котором он доложил в 1921 году на московской конференции изобретателей. Сейчас цандеровская идея сочетания ракеты С самолетом возрождается на новой технической основе, обсуждается на международных форумах исследователей космоса, где выдвигаются разнообразные проекты транспортных космических кораблей, которые бы обеспечивали регулярную связь Земли с поселениями на орбите.

Талантливым исследователем зарекомендовал себя Юрий Васильевич Кондратюк (1897 - 1942). В 1919 году он завершил первый этап своей работы над основными проблемами космонавтики, изложенными им в труде "Тем, кто будет читать, чтобы строить", а в 1929 году опубликовал в Новосибирске теоретическое исследование "Завоевание межпланетных пространств", отчасти повторившее и дополнившее работы К. Э. Циолковского, Кондратюк, в частности, выдвинул и научно обосновал идею искусственного спутника Луны, рассмотрел вопросы, связанные с созданием приборов, утилизирующих солнечную энергию.

Рис. 3. Первая космическая лаборатория - мемориальный дом-музей К. Э. Циолковского
Рис. 3. Первая космическая лаборатория - мемориальный дом-музей К. Э. Циолковского

Неоценимый вклад внес в развитие космонавтики коллектив Газодинамической лаборатории (ГДЛ) - первой советской ракетной научно-исследовательской и опытно-конструкторской организации. Она зародилась в 1921 году в Москве по инициативе инженера-химика Николая Ивановича Тихомирова (1860 - 1930), затем перебазировалась и развернула свою деятельность в Ленинграде. Вместе с Тихомировым здесь плодотворно трудились такие выдающиеся ученые и конструкторы, как В. А. Артемьев, Б. С. Петропавловский и многие другие.

Приезжая в Ленинград, космонавты останавливаются возле мемориальной доски на здании Иоанновского равелина Петропавловской крепости, где размещались испытательные стенды и мастерские ГДЛ. Именно здесь были заложены основы отечественного ракетного двигателестроения, здесь под руководством Валентина Петровича Глушко началась разработка электротермических, а также жидкостных ракетных двигателей (ЖРД), применяемых ныне для полета в космос.

Мало кому известно, что прообраз ракетных снарядов для прославленной "Катюши", наводившей страх на гитлеровских захватчиков, тоже родился в Газодинамической лаборатории в Ленинграде. Усовершенствованные затем в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ), огнедышащие ракеты с установками были широко и эффективно использованы на фронтах Великой Отечественной войны.

Наряду с ГДЛ огромную роль в зарождении советского ракетостроения сыграла Группа изучения реактивного движения (ГИРД). Она сначала возникла как общественная организация при Осоавиахиме в 1931 году в столице нашей Родины Москве. Ее создатели - энтузиасты ракетной техники - в шутку расшифровывали название "ГИРД" как "Группу инженеров работающих даром". Но вскоре они заявили о себе серьезными намерениями, и ГИРД превратилась в научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую организацию по разработке ракет и двигателей. Ее возглавил председатель научно-технического совета ГИРД Сергей Павлович Королев (1906 - 1966). В штате ГИРДа было образовано четыре проектно-конструкторских бригады, которыми руководили Ф. А. Цандер, М. К. Тихонравов, Ю. А. Победоносцев и С. П. Королев. Результаты их научно-технического творчества не замедлили сказаться. 17 августа 1933 года была запущена первая советская жидкостная ракета "ГИРД-09", а 25 ноября того же года - "ГИРД-10". Чтобы сделать работу по созданию ракетной техники более эффективной, в конце 1933 года ГДЛ и ГИРД были объединены в первый в мире государственный Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ), коллектив которого поддерживал тесную связь с К. Э. Циолковским.


Из рядов ГИРДа вышли крупные ученые и конструкторы. И первым среди них по праву следует назвать Сергея Павловича Королева. Этот видный ученый и конструктор родился в городе Житомире в семье учителя. В 1924 году окончил в Одессе профессиональную строительную школу, а в 1930 году - Московское высшее техническое училище и одновременно школу летчиков. Создал ряд конструкций успешно летавших планеров. После знакомства с работами К. Э. Циолковского увлекся идеями создания летательных аппаратов ракетного типа. Затем, как уже известно читателям, он активно участвовал в организации и деятельности ГИРДа, работал в Реактивном научно-исследовательском институте. В 1934 году была издана его работа "Ракетный полет в стратосфере", получившая одобрение Циолковского. С. П. Королев разработал проекты летавшей в 1939 году управляемой крылатой ракеты и ракетопланера, который был испытан в 1940 году. В период Великой Отечественной войны он занимался проблемой оснащения серийных боевых самолетов жидкостными ракетными ускорителями. Вся его дальнейшая деятельность как руководителя крупного коллектива, прекрасного организатора, талантливого ученого и конструктора была направлена на создание мощных ракетных систем, способных штурмовать космос. С именем академика, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии С. П. Королева связаны всемирно исторические победы советского народа в изучении и освоении космоса. Он воспитал многочисленные кадры ученых, конструкторов и инженеров, которые сейчас успешно продолжают дело его жизни.

Не только всё, что мы знаем о космонавтике до 1966 года (когда не стало Королева), но и свершения последующих лет так или иначе связаны с его идеями, предложениями, смелыми техническими решениями. 10 декабря 1957 года Сергей Павлович писал в "Правде":

"Наилучшим техническим решением, которое позволило бы неограниченно широко развернуть научные исследования в космическом пространстве, было бы создание постоянной, обитаемой, то есть приспособленной для жизни людей, межпланетной станции в виде искусственного спутника Земли...

Создание постоянной межпланетной станции около Земли неизмеримо далеко продвинуло бы исследования околосолнечного пространства. Если бы подобная станция существовала, то при старте с нее потребовались бы относительно небольшие космические ракеты для достижения Луны, ближайших к Земле планет и для обратного возвращения.

Задача достижения Луны технически осуществима в настоящее время даже при помощи ракеты, взлетающей с Земли. В дальнейшем, по мере совершенствования техники ракетостроения, повышения энергетических возможностей и развития космических полетов, было бы очень интересным основание на Луне постоянной космической станции, служащей примерно тем же целям, что и упоминавшаяся искусственная станция.

Здесь представляется заманчивым использование недр Луны для устройства помещений станции и создания своей мощной атомной энергетической системы с использованием лунных полезных ископаемых. Сила лунного притяжения меньше земного в шесть раз, и это, по-видимому, обеспечило бы условия жизни, похожие на земные.

Можно предположить, что в будущем именно Луна, являющаяся естественным и вечным спутником нашей планеты, станет основной промежуточной станцией на пути с Земли в глубины космоса.

Наступит и то время, когда космический корабль с людьми покинет Землю и направится в путешествие на далекие планеты, в далекие миры..."

Завершая этот краткий экскурс в историю отечественной космонавтики, следует сказать, что труды Циолковского преодолевали границы, находили единомышленников в разных странах. Назовем хотя бы Роберта Годдара в Соединенных Штатах, Эно-Пельтри во Франции, Германа Оберта - в Германии. "Вы зажгли огонь, и мы не хотим, чтобы он потух, а мы хотим исполнения высочайшей мечты человечества", - писал Г. Оберт Циолковскому.

У Константина Эдуардовича шла деятельная переписка со всеми, кто искрение интересовался ракетоплаванием. Он не жалел сил и времени, чтобы каждому ответить, разъяснить, а то и начертить схему. Распространение идеи обживания космоса Циолковский считал задачей не менее важной, чем инженерные разработки связанные с этой проблемой.

В ответ на телеграфное приветствие Максима Горького по случаю 75-летия ученого Константин Эдуардович писал: "Дорогой Алексей Максимович, благодарю Вас за Ваш привет! Пользуюсь Вашим расположением, чтобы сделать полезное для людей. Н пишу ряд очерков, легких для чтения, как воздух для дыхания. Цель их: познание Вселенной и философия, основанная на этом познании".

Изучая предысторию практической космонавтики, Гагарин и "гагаринцы" (так называют себя космонавты, начинавшие работать вместе с ним) убедились, что идея проникновения человека в космос не сразу овладела многими умами, стала, что называется, всеобщей. Неверующие в возможность и необходимость космических полетов были. И вплоть до того самого дня, когда и то и другое неопровержимо доказал в 1957 году первый советский искусственный спутник Земли. Тем большее уважение и симпатии вызывает деятельность энтузиастов, которые твердо стали на путь разработки и осуществления космических проблем, тогда как "здравомыслящие" саркастически пожимали плечами.

Важно также подчеркнуть, что за семь лет до запуска в СССР искусственного спутника Земли начали создаваться крупные международные организации, которые объединили ученых, занимавшихся проблемами изучения космоса.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает Международная астронавтическая Федерация (МАФ), основанная в 1950 году. Она возникла как объединение национальных обществ, интересующихся проблемами ракетостроения и космических исследований. Цель этой организации по замыслу ее основателен состояла в том, чтобы сконцентрировать усилия многих стран для подготовки межпланетного полета.

Первый конгресс Международной астронавтической Федерации состоялся в 1950 году в Париже. Советские ученые принимают участие в деятельности Федерации с ее VI конгресса, который был созван в 1955 году в Копенгагене. Здесь имело место событие, которое заслуживает того, чтобы на нем остановиться особо.

2 августа 1955 года на пресс-конференции, созванной в связи с конгрессом, выступил советский представитель Леонид Иванович Седов. Он заявил:

- По моему мнению, в ближайшую пару лет можно запустить искусственный спутник Земли, причем имеется техническая возможность создания искусственных спутников различных размеров и веса...

Сейчас трудно представить себе реакцию в мире на это заявление. Мы уже слишком свыклись с космической эрой. В 1955 году это было сенсацией. Заявление советского ученого напечатали все крупные газеты зарубежных стран, конечно, не без комментариев. Примечания делались различные. Одни содержали догадки о крупном техническом открытии в СССР, которое позволяет осуществить запуск искусственного спутника Земли. Были и такие комментаторы, которые считали заявление Седова политическим, пропагандистским трюком. Забегая несколько вперед, скажем, что когда спутник действительно был запущен, заявление двухлетней давности, сделанное в Копенгагене, вспоминали, и во многих зарубежных органах печати журналисты объявили Седова "отцом спутника".

Суммируя сказанное, подчеркнем, что неожиданное и сенсационное для непосвященных заявление, между тем, опиралось на четверть века конкретных исследований, имевших строгую программу и четкую цель.

Запуск первого в мире искусственного спутника Земли, первый старт человека в космос, первая посадка рукотворного аппарата на Луну, создание пилотируемой экспериментальной орбитальной станции - таковы только некоторые вехи, утвердившие приоритет нашей страны в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях. Все эти великие свершения сделали советские люди достоянием человечества, всех народов планеты Земля.

Первой страницей подлинного обживания человечеством космоса был и остается тот весенний день, когда, сказав свое знаменитое "Поехали!", Юрий Гагарин взмыл на корабле ввысь. Ракету, поддерживающую корабль, сопровождало феерическое пламя. Опираясь на эту искусственную комету, устремилась к звездам невиданная машина, которую когда-то строил в своих мечтах и расчетах Циолковский.

Рис. 4. Рабочий кабинет К. Э. Циолковского
Рис. 4. Рабочий кабинет К. Э. Циолковского

Гагарин в космосе был "Кедр", Земля - "Зарей", такое имя она сохранила при всех пилотируемых полетах в космос и впредь. Теперь переговоры "Зари" с ее космическими сыновьями перестали быть редкостью. А тогда происходящее казалось сказкой.

Специалисты в Центре управления полетом с замиранием сердца ждали первого доклада первого космонавта, секунды казались часами. И вот оно наконец!

- Я "Кедр", - звучит высокий радостный голос из неведомого далека. - Продолжаю полет. Все идет хорошо. Машина работает нормально.

"Восток" стремительно опоясывал Землю, оставляя позади тысячи километров и десятки стран. А пилот смотрел ясным взором Икара на красавицу Землю, думал о миллионах людей, населяющих ее, и желал им всем испытать когда-нибудь то счастье, какое испытывал он сам счастье парения, счастье свободы, преодоления неведомого, ощущение полета в будущее человечества.

Мы, научные журналисты ТАСС, очень близко знали подробности эпопеи, разыгравшейся над планетой. Мы передавали газетам страны и всего мира подробности первого полета Гражданина СССР, Гражданина Вселенной в космос, и люди Земли ловили каждую строку, каждую деталь, касающуюся новой эры в истории цивилизации. Мы храним на память портрет как всегда улыбающегося Юрия, подаренный нам на следующий день после его возвращения из космоса - 13 апреля 1961 года. На портрете надпись - мелким четким почерком: "Телеграфному Агентству Советского Союза от Ю. Гагарина".

Первый шаг человечества в космос свершился. Первый камешек в основание космических поселений был заложен.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://12apr.su/ "12APR.SU: Библиотека по астрономии и космонавтике"